Воскресенье, 21 июля, 2024
СтихиКрасивое стихотворение про кошку

Красивое стихотворение про кошку

В подвале, среди барахла и картонок
у серенькой кошки родился котёнок!
Беспомощно тычась в пушистую шкурку
беспечно сосал он счастливую мурку!
И кошка, к сыночку прижавшись бочком
ласкала шершавым своим язычком.
Негромкую песню ему напевала
и всё целовала его, целовала.
А где-то смеялись и плакали люди,
а где-то из страшных палили орудий.
Политики Землю делили на части,
и кто-то мечтал о богатстве и власти.
И только в подвале, под старой доской
царили гармония, мир и покой!

***

Правда, для кошки несколько странно
Знать высоту
Ноты, которой грохочет консервная банка,
Крепко привязанная к хвосту?…
Звать по имени злого дворника,
Помнить породу пса,
Который носится без намордника,
Ищет, кого покусать.
Высчитать, сколько пролётов лестничных
В каждом из тех подъездов,
Куда пригласили по-человечески –
Сожрать, что дадут – и исчезнуть…
Правда. Ведь это же так естественно –
Видеть, что кошки не плачут,
И не понять, как бывает тесно
Боли в теле кошачьем…

***

Ты хочешь увидеть вечность?
Ты ей посмотри в глаза.
В спокойствии изумрудов
Растает твоя слеза.
Ты хочешь, чтоб в дом твой счастье
Пришло и осталось навек?
Тогда тебя дождалась Она,
И ты для неё – ЧЕЛОВЕК!!!!

***

Зверь на совушку похожий,
Именуемый Котом,
На ларе сидит в прихожей,
Окружив себя хвостом.
Через щёлочки-прищурки,
В темноте мерцает он,
На его пушистой шкурке,
Загогулин миллион.
Ни мурлыка и ни мява.
Он так важен потому,
Что сейчас придут х о з я в а,
И начнут служить ему…

***

Унылая кошка гуляет по кухне.
Глаза её жёлты и в меру наглы.
Она намекает, что с голода пухнет.
Пусты все кастрюли, шкафы и углы.

Печальная кошка внимания ищет,
Все дверки проверит ещё и ещё.
Есть где-то запасы не съеденной пищи,
Но допуск для кошек туда запрещён.

Мяукнет ли кошка настойчиво или
Покажет ли взглядом, что миска чиста,
Вы только что мясом её накормили?
А с виду не скажешь, что кошка сыта.

И, дрогнувши сердцем, котлету с подливом
Отдайте несчастному зверю тотчас.
Она закопает добавку брезгливо
И с видом довольным отстанет о Вас.

***

Кот со шкафа смотрит косо
С возмущением большим.
Кот боится пылесоса
До глубин своей души.

Кот от страха еле дышит.
Не дышал бы, если б мог.
Кот забрался бы повыше,
Только выше потолок.

Но как только отключили
Этот шумный механизм,
Оживился кот Василий
И тихонько спрыгнул вниз.

Подошёл к железной штуке
Возмущаясь и шипя:
– Что, боишься кошек? Ну-ка,
Кто здесь главный? Главный – я!

Подлечить неплохо б нервы,
Чтоб сберечь себя от бед.
Кот зевнул и самый первый
Устремился на обед.

***

Кто сидит такой невинный,
Не похожий на пингвина,
Семь кило без половины,
Не поднять и не подвинуть!

Кто молчит, как будто в танке?
Кто сметану ел из банки?
Кто с балкона смотрит в сад
И облизывает зад?

– Мыр. Не я, уж вы поверьте!
Вот. Во рту моём проверьте.
Белый след на чёрной шерсти?
Спал. Не помню. Может, дети
Нос измазали сметанкой.
Нет. Не надо тыкать банкой.
Нет. Не ел, но, может, нюхал.
Может, слушал правым ухом.
Может, даже глянул раз.
Но во сне. Закрывши глаз.

А куда сметану дели,
Ну не знаю, в самом деле!
Правда, правда! Честно, честно.
И вообще, я сам не местный…
Да и съел всего-то треть.
(вздыхая)
Силы не было терпеть.

***

Однажды вечером, когда покой и нега
И телика мерцанье в темноте,
Я лапкою когтистой потянулась
К могучей человеческой руке.
В глаза взглянула ярким изумрудом,
Под ласку пальцев выгнулась дугой.
И щёк и шеи нежно прикоснулась,
Запела песню «мур мя, мур мой, мой…»
Ты думал, я в любви тебе призналась,
Глаз увлажнился, дернул горло ком…

А просто… чё-то ухо зачесалось…
Опять, похоже, дерматит на корм!

***

Играла с кошкою своей
Она, и длился вечер целый
Прелестный в смутностях теней
Бой белой ручки с лапкой белой.

Шалила, — хитрая! — тая
Под кружевом перчаток черных
Ногтей агатовых края,
Как бритва острых и проворных.

И та хитрила с госпожой,
Вбирая коготь свой стальной, —
Но дьявол не терял нимало;

И в будуаре, где, звеня,
Воздушный смех порхал, сверкало
Четыре фосфорных огня.

***

Так и знала: вновь у нас бедлам.
Что притих, усатая ты морда?
Кто опять носился по столам,
Сбрасывая на пол всё, что можно?

Кто на кухне шторы оборвал?
Кто нагадил возле унитаза?
И не трись у ног моих, нахал,
Не коси умильно жёлтым глазом!

Кто котлету сунул под комод,
На пол уронил горшки с цветами?
Тыгыдымский конь ты, а не кот…
Зайчик мой, иди на ручки к маме!

***

Кот мой свернулся калачиком,
Глазки блеснули во тьме,
Это работают — датчики
Где-то в кошачьем уме.

Ушки стоят — как локаторы,
Слушают тайную тьму,
Все, что в его трансформаторе,
Он не отдаст никому!

***

Ах, как много на свете кошек
Нам с тобой их не счесть никогда.
Сердцу снится душистый горошек,
И звенит голубая звезда.

Наяву ли, в бреду иль спросонок,
Только помню с далекого дня —
На лежанке мурлыкал котенок,
Безразлично смотря на меня.

Я еще тогда был ребенок,
Но под бабкину песню вскок
Он бросался, как юный тигренок,
На оброненный ею клубок.

Все прошло. Потерял я бабку,
А еще через несколько лет
Из кота того сделали шапку,
А ее износил наш дед.

***

Там котик усатый
По садику бродит,
А козлик рогатый
За котиком ходит;
И лапочкой котик
Помадит свой ротик;
А козлик седою
Трясёт бородою.

***

Кошке снился страшный сон,
Будто кошку слопал слон,
И она принуждена
Жить в животике слона.
Hу, попала я впросак!
Hет мышей и полный мрак.
Ведь без окон сделан слон.
Хорошо, что это сон!

***

В приветливом роду кошачьем
Ты был к злодеям сопричтен.
И жил, и умер ты иначе,
Чем божий требует закон.

Мы жили вместе. В разном теле,
Но в глухоте одной тюрьмы.
Мы оба плакать не хотели,
Мурлыкать не умели мы.

Одна сжигала нас тревога.
Бежали в немоте своей,
Поэт — от ближнего и бога,
А кот — от кошек и людей.

И, в мире не найдя опоры,
Ты пожелал молиться мне,
Как я молился той, которой
Не постигал в земном огне.

Нас разлучили. Злой обиде
Был каждый разно обречен.
И ты людей возненавидел,
Как я божественный закон.

И, выброшен рукою грубой
В безлюдье, в холод, в пустоту,
Ты влез туда, где стынут трубы,
Где звезды страшные цветут…

И там, забившись под стропила,
Ты ждал — часы, года, века,-
Чтоб обняла, чтоб приютила
Тебя хозяйская рука.

И, непокорным телом зверя
Сгорая в медленном бреду,
Ты до конца не мог поверить,
Что я не вспомню, не приду…

Я не пришел. Но верь мне, милый:
Такой же смертью я умру.
Я тоже спрячусь под стропила,
Забьюсь в чердачную дыру.

Узнаю ужас долгой дрожи
И ожиданья горький бред.
И смертный час мой будет тоже
Ничьей любовью не согрет.

***

Тётя Трот и кошка
Сели у окошка,
Сели рядом вечерком
Поболтать немножко.

Трот спросила:-Кис-Кис-Кис,
Ты ловить умеешь крыс?
-Мурр,-сказала кошка,
Помолчав немножко.

***

Шесть котят есть хотят.
Дай им каши с молоком.
Пусть лакают языком,
Потому что кошки
Не едят из ложки.

***

Жили-были
Два кота —
Восемь лапок,
Два хвоста.
Подрались между собой
Серые коты.
Поднялись у них трубой
Серые хвосты.
Бились днем и ночью
Прочь летели клочья.
И остались от котов
Только кончики хвостов.
Видите ли, братцы,
Как опасно драться?

***

Знаешь бyквы А, Бе, Це?
Сидит кошка на кpыльце,
Шьёт штанишки мyжy,
Чтоб не мёpз он в стyжy.

***

Не страшен этот белый кот
Ни крысам, ни мышам,
Частенько с ними он ведет
Беседу по душам.
Мышей он ласково зовет
Из ящика без крышки.
— Эй, малыши! — мурлычет кот, —
Давайте в кошки-мышки!

***

Два маленьких котенка поссорились в yглy
Ссердитая хозяйка взяла свою метлy
И вымела из кyхни дерyщихся котят
Не справившись при этом, кто прав, кто виноват.

А дело было ночью, зимою, в январе.
Два маленьких котенка озябли во дворе.
Легли они, свернyвшись, на камень y крыльца,
носы yткнyли в лапки и стали ждать конца.

Но сжалилась хозяйка и отворила дверь.
— Нy что, — она спросила, — не ссоритесь теперь?

Прошли они тихонько в свой yгол на ночлег,
Со шкyрок отряхнyли холодный, мокрый снег
И оба перед печкой заснyли сладким сном.
А вьюга до рассвета шyмела за окном.

***

Смотри!
Полосатая кошка
На тумбе сидит, как матрёшка!
Но спрыгнет – и ходит, как щука,
Рассердится – прямо гадюка!
Свернётся – покажется шапкой,
Растянется – выглядит тряпкой…
Похожа на всех понемножку.
А изредка – даже… на кошку!
Вероятно, труднее всего
Превратиться в себя самого.

***

Сказала Кошка Мышке:
— Давай с тобой дружить!
И будем этой дружбой
До смерти дорожить!

— Боюсь, — сказала Мышка, —
Что цель твоя близка
И будет наша дружба
Предельно коротка!

— Ну что ж! — сказала Кошка. —
Могу тебя понять!
Я вижу, что смекалку
У мышек не отнять!

***

Чтобы мне купили кошку,
Попрошу взять носорога.
Пореву совсем немножко
И на взрослых гляну строго:

— Будет в доме носорожик
Плавать в нашей новой ванне.
Лучше всяких милых кошек
Спать он будет на диване.

Носорога не хотите
Взять ребёнку дорогому,
Значит, кошку мне купите,
А не то сбегу из дому!

Мама встанет у окошка,
Папа сгорбится немного,
Скажет: «Что ж, пойдём за кошкой,
Трудно будет с носорогом».

***

Сказала Кошка Мышке:
— Давай с тобой дружить!
И будем этой дружбой
До смерти дорожить.

— Боюсь, — сказала Мышка, —
Что цель твоя близка,
И будет наша дружба
Предельно коротка!

— Hv что ж! — сказала Кошка. —
Могу тебя понять!
Я вижу, что смекалки
У мышек не отнять!

***

Был у кошки сын приемный —
Не котенок, а щенок,
Очень милый, очень скромный,
Очень ласковый сынок.

Без воды и без мочала
Кошка сына умывала;
Вместо губки, вместо мыла
Языком сыночка мыла.

Быстро лижет язычок
Шею, спинку и бочок.
Кошка-мать —
Животное
Очень чистоплотное.

Но подрос
Сынок приемный,
И теперь он пес
Огромный.

Бедной маме не под силу
Мыть лохматого верзилу.
На громадные бока
Не хватает языка.

Чтобы вымыть шею сыну,
Надо влезть ему на спину.
— Ох, — вздохнула кошка-мать, —
Трудно сына умывать!

Сам плескайся, сам купайся,
Сам без мамы умывайся!

Сын купается в реке,
Мама дремлет на песке.

***

Знаешь бyквы А, Бе, Це?
Сидит кошка на кpыльце,
Шьёт штанишки мyжy,
Чтоб не мёpз он в стyжy.

***

Воспитанный хвостик
У кошки моей:
Он всюду почтительно
Ходит за ней.
И в двери он прежде неё
Не войдёт —
Он вежливо кошку
Пропустит вперёд.

***

Вот кошка сидит на балконе и ждет,
Когда ж это вечер на землю придет.
И вечер приходит… И кошка
Бежит помечтать — хоть немножко!

Она пробирается вдоль цветника,
И чудится ей, что природа дика,
Что кровь ее хищным огнем налита,
Что нет и у тигра такого хвоста,

Что стыдно бежать на смешное «кис-кис»,
Что сильные мышцы ее напряглись,
Что в дебрях добыча таится…
И фыркает кошка и злится:

Шагнет — и назад, постоит — и вперед,
И вдруг как рванется в потемки… И вот
Уж острые когти вонзает
И мнимую жертву терзает…

А ужинать все же идет на балкон,
Где хищницу мальчик поит молоком.

***

— Почему ты плачешь, киска?
— У меня пустая миска!
Съела я кусочек сала,
И теперь мне грустно стало.
— Почему же стало грустно?
— Потому, что было вкусно!

***

Утро. На солнышке жарко.
Кошка стоит у ручья.
Чья это кошка?
Ничья!
Смотрит на всех,
Как дикарка.

Мы объясняли дикарке:
— Ты же не тигр в зоопарке,
Ты же обычная кошка!
Ну, помурлычь хоть немножко

Кошка опять, как тигрица,
Выгнула спину и злится.
Кошка крадется по следу…
Зря мы вели с ней беседу.

***

Крошка сын к отцу пришел и задал вопрос:
«Папа, папа, для чего нужен кошке хвост?»
Папа кашляет в кулак, пальцем чешет нос:
«Удивительный вопрос, и совсем не прост…

Когти острые нужны, чтоб ловить мышей,
Чтоб обивку кресла драть или малышей
Поцарапать, затаясь хитро у дверей,
Чтоб на дерево залезть от собак скорей.

Лапы ловкие нужны, чтоб катать клубок,
Чтобы мордочку умыть, или в уголок
Быстро убегать, стащив со стола кусок…
В общем, лапы — чтоб никто их догнать не смог.

Голос — серенады петь, всем мешая спать,
А шершавый язычок — молоко лакать.
Для красы нужны усы, зубы — чтоб кусать,
А глаза нужны затем, чтоб во тьме пугать».

Бедный папа чешет лоб, чешет бровь и нос:
«Для чего же кошке хвост? Помогите! SOS!»

***

Мяукнула киска:
— Мяу!
— Чего тебе, киска, мало?
— Еще молочка налей!
Я б досыта похлебала,
Да пусто в миске моей.

Ойкнула киска:
— Ой!
— Кисонька, что с тобой?
— Мне снилось, что у крылечка
Течет молочная речка
И может попить любой.

Пискнула киска:
— Пи-и!
Хозяйка, еще плесни! –
…Наелась, глаза смыкает
И вновь молоко лакает –
Видит все те же сны.

***

Есть где-то Кошачья планета.
Там кошки, как люди, живут:
Читают в постели газеты
И кофе со сливками пьют.
У них есть квартиры и дачи,
Машины и прочий комфорт.
Они обожают рыбачить
И возят детей на курорт.
Летают в заморские страны.
Находят алмазы с кулак.
Сажают на клумбах тюльпаны
И даже разводят собак.
Роскошная жизнь на планете
У кошек, котов и котят!
Но странные жители эти
Всё время о чём-то грустят…
Как много игрушек хороших!
Как много пластинок и книг!..
Вот нет только кошек у кошек.
Ах, как же им грустно без них!

***

Слыхали вы пpо кисонькy — пpо милyю мою?
Hе любит мама кисонькy, а я ее люблю!
Она такая чеpная, а лапки — точно снег,
Hy, всех она наpяднее, и веселее всех!

Сказала мама кисоньке: «Лови y нас мышей!»
Мышат не ловит кисонька, на что мышата ей!
А пpиласкаешь кисонькy, погладишь по спине —
Глаза закpоет кисонька и помypлычет мне!..

Глаза откpоет кисонька, а я yж под столом!
Она мяyчит жалобно и бегает кpyгом.
В кyвшин заглянет, в чашечкy — кyда я деться мог?
Да свеpхy вдpyг откyда-то ко мне на шею скок!

А ночь настанет темная — yснy я pядом с ней.
Мышат не ловит кисонька — на что мышата ей!
Hо вот однажды с кисонькой беда стpяслась y нас —
Ее на кyхне с мышками застала мама pаз!

Она pезвилась, пpыгала, каталась кyвыpком,
И с нею мышки весело кpyжилися pядком!..
Схватила мама кисонькy — нy чем я мог помочь?!
И за воpота вынесла, и выбpосила пpочь!..

И гоpько-гоpько плакал я, все кисонькy жалел,
И даже с новой лошадью игpать не захотел…
И все не мог yтешиться… Hо что там слышy я?!
Скpебется в двеpи кисонька, затейница моя!

***

Плачет кошка у окошка.
А зачем и почему?
Не понять мне эту кошку,
И себя я не пойму.
Сядем вместе на окошко,
Выгнем спину, замурчим,
Посмеёмся над прохожим,
На собаку пошипим.
Время лечит и калечит,
Только кошке все равно.
Девять жизней тратить легче,
Если знаешь для кого…

***

Они приходят к нам, когда
У нас в глазах не видно боли.
Но боль пришла — их нету боле:
В кошачьем сердце нет стыда!

Смешно, не правда ли, поэт,
Их обучать домашней роли.
Они бегут от рабской доли.
В кошачьем сердце рабства нет!

Как ни мани, как ни зови,
Как ни балуй в уютной холе,
Единый миг — они на воле:
В кошачьем сердце нет любви!